Материалы о продукте

Микробиом

Первоначально, миллиарды лет назад, наша планета была безжизненной сферой из расплавленного металла. Но уже через миллиард лет океаны уже кишели свободно живущими клетками. В этих первобытных морях и зародилась жизнь. Одни говорят, что первые «кирпичики» жизни прилетели с пылью из открытого космоса – это, так называемая, гипотеза панспермии. Другие считают, что самовоспроизводящиеся молекулы появились в залежах глины на дне океана, в горячих гидротермальных источниках, или в пенных пузырях, появлявшихся, когда волны разбивались о скалы. У нас по-прежнему нет точного объяснения, как же все началось.
И все же мы понимаем, как появилась богатая и разнообразная жизнь нашей планеты, и как дальше продолжают появляться сложные организмы. Вся биология основывается на незыблемых принципах конкуренции и сотрудничества, впервые появившихся в первобытных океанах.
Мы живем на микробной планете, где полностью доминируют формы жизни, не видные невооруженному глазу. Миллиарды лет бактерии были единственными живыми обитателями Земли. Они жили на земле, в воде и воздухе, запуская химические реакции, создавая биосферу и условия для эволюции многоклеточной жизни. Они же создали кислород, которым мы дышим, и почвы, которые возделываем. Медленно и неумолимо, с помощью проб и ошибок, они построили сложные и прочные системы обратной связи, и по сей день поддерживающие всю жизнь на Земле.
Микроорганизмы живут везде. Не менее 20 миллионов (а, возможно, и миллиарда) типов микробов составляют 50–90 % океанской биомассы. Количество таких клеток в столбе воды (от поверхности моря до дна) превышает 1030, или нониллион (тысячу миллиардов миллиардов миллиардов). Весят они столько же, сколько 240 миллиардов африканских слонов.
Многие морские микробы –это, так называемые, экстремофилы. Они живут в гидротермальных источниках, где кипящая вода, богатая серой, метаном и водородом, поднимается из мантии и встречается с ледяной водой, формируя конусообразные расщелины. Это адская смесь кислот и тяжелых химикатов, но даже в таких условиях, без кислорода и солнечного света, процветают богатые сообщества. То же самое видим в горячих прудах и гейзерах Йеллоустонского национального парка в Вайоминге и в пузырящемся битумном озере на острове Тринидад в Карибском море. Бактерии живут и в огромных ледниках Антарктики, и в ледяных глубинах Северного Ледовитого океана.В самом глубоком месте на Земле, в Марианской впадине, недавно обнаружили активное сообщество микроорганизмов, причем там в десять раз больше бактерий, чем в осадочных породах окружающей впадину абиссальной равнины. Гигантские «ковры», размером с Грецию, живут на дне океана у западного побережья Южной Америки, питаясь сероводородом.
На поверхности Земли микробы заведуют почвой – одним из самых драгоценных ресурсов. Запущены проекты по сбору почвенных бактерий в разных уголках мира. Некоторые эксперты называют это «поисками темной материи Земли» по аналогии с изучением природы неизведанных просторов космоса.
Живут они и в горных породах. Например, на золотом прииске Мпоненг в ЮАР выживают, благодаря радиоактивному распаду: уран разделяет молекулы воды, а получившийся свободный водород объединяют с сульфат-ионами, получая пищу. Больше того, они едят даже золото. Delftia acidovorans с помощью особого белка превращает ионы золота, ядовитые для нее, в инертную форму, которая осаждается из окружающей воды и формирует минеральные залежи. Самая же живучая бактерия в мире – Deinococcus radiodurans- живет в радиоактивных отходах.

Мы знаем, что наша планета обитаема, благодаря микроорганизмам. Они разлагают мертвую материю – это очень ценная услуга. Кроме того, превращают инертный азот из атмосферы в свободный, которым могут пользоваться живые клетки. И тем самым приносят пользу растениям и животным. После утечки нефти в скважине Deep Water Horizon в Мексиканском заливе бактерии съели большую часть загрязняющих веществ, потому что сумели приправить питательные вещества в нефти азотом из воздуха, устроив себе комплексный обед.

Микробиом человека – это “новая эра” в понимании значимости нашей микрофлоры.
Человек с точки зрения микробиолога представляет собой полноценную экосистему, потому что в нём обитает множество самых разных микроорганизмов. Первые данные о наших внутренних “соседях” были опубликованы еще 300 лет назад, вскоре после изобретения микроскопа. Однако теперь, с появлением методов изучения генома, представления об этих экосистемах могут радикально измениться.

В теле одного человека живут триллионы бактерий. На каждую клетку нашего тела приходится десять бактериальных клеток, на каждый ген – 100 бактериальных генов. По подсчетам ученых, каждый взрослый человек носит в себе от полутора до трех килограммов микробов. Первые бактерии получает новорожденный младенец, выходя из родового канала, ребенок делает быстрый глоток микробиоты матери, получая природную бактериальную прививку. Таким образом начинает формироваться иммунитет маленького человека.
Задолго до того, как ребенок появляется на свет, микробиом матери начинает свои приготовления. Наиболее существенные изменения происходят во влагалище. Во время беременности клетки, выстилающие его поверхность, активно вырабатывают гликоген (это «законсервированный» углевод), и питающиеся им лактобактерии буквально слетаются сюда и начинают быстро размножаться. Эти бактерии перерабатывают лактозу и другие сахара в молочную кислоту, образуя кислотную, весьма враждебную к потенциальным болезнетворным микроорганизмам среду, защищающую растущий зародыш.Лактобактерии не только охраняют от нежелательных микробов, которые могут проникнуть через влагалище, они также вырабатывают питательные вещества для плода. В третьем триместре беременности возрастает доля протео – и актинобактерий, что приводит к большей концентрации сахара в крови матери и увеличению ее груди. Это необходимо для роста плода и выработки молока. Эксперименты по пересадке кишечных бактерий женщин в последнем триместре беременности небеременным мышам показали, что в организме мышей происходили аналогичные изменения. Эти опыты говорят о том, что за изменения в организме во время беременности ответственны кишечные бактерии, а не гормоны.
В дополнение к уже упомянутым видам бактерий, из организма матери через плаценту мы получаем защитные антитела. С их помощью, а также под патронатом пока еще малочисленной, но отважной армии собственных бактерий, мы готовы появиться на свет. Но сам процесс рождения тоже не так-то прост. Ведь и он имеет значительные последствия для нашего микробиома, которые еще долго будут сказываться на нашей дальнейшей жизни.
При нормальных родах во время выхода из родового канала голова ребенка обращена лицом к прямой кишке матери. Такое положение означает, что нос и рот новорожденного оказываются в непосредственном контакте с содержимым влагалища и прямой кишки. Разве есть лучший способ получить «прививку» таким количеством бактерий, чем оказаться лицом к лицу с их источником?
Быстрый глоток материнских микроорганизмов при появлении на свет дарует нам такие преимущества, в которые даже трудно поверить. Бактериальная «прививка» в самый первый момент нашего бытия оказывается важнейшим шагом в становлении иммунной системы. В результате кесарева сечения этот шаг выпадает. Поэтому дети, рожденные таким способом, более слабые.
По легенде, Гай Юлий Цезарь был извлечен из чрева умирающей матери. Именно после этого закон Рима позволил прибегать к кесареву сечению для спасения младенцев, когда их матери умирали, либо уже были мертвы.Сегодня же статистика в Соединенных Штатах такова, что на три случая естественных родов приходится одно кесарево сечение.
Оказывается, треть состава грудного молока составляют олигосахариды.И это несмотря на то, что новорожденный абсолютно не способен их переваривать. Их задача не в том, чтобы накормить младенца, а в том, чтобы предоставить питательные вещества бактериям, уже присутствующим в его организме. Особенно бифидобактериям, которые подавляют стафилококки и другие болезнетворные микробы, присутствующие на сосках матери. Так что они входят в микробиомный арсенал ребенка на правах главного действующего лица. И пока бифидобактерии активно поглощают олигосахариды, лактобактерии кишечного тракта новорожденного участвуют в расщеплении других углеводов, а также прочих усваиваемых компонентов грудного молока. Это превосходный пример симбиоза человека и микроорганизмов.Несомненно, в грудном молоке присутствует еще много неисследованных ингредиентов, предназначенных для поддержки микробиома грудничков. Именно поэтому никакие, даже самые современные смеси, не могут полноценно заменить материнское молоко.
Практически все, с чем взаимодействует младенец, завершает свой путь у него во рту. На данном этапе его жизни это один из главных способов познания внешнего мира. Таким же образом внешний мир взаимодействует с микробиомом ребенка, в результате чего бактерии, присутствующие в доме в организме брата, сестры или домашнего питомца, получают доступ к его желудочно-кишечному тракту. Подобное внешнее воздействие тренирует его иммунную систему, учит ее отличать друзей от врагов. Неудивительно, что микробиом младенца наиболее близок к микробиомам его родственников, особенно к материнскому. Однако, эта система очень подвижна, постоянно перестраивается и эволюционирует, разнообразие видов микроорганизмов непрерывно растет, и изменение привычек в питании, высокая температура или курс антибиотиков могут иметь серьезные последствия для нее. К трем годам жизни ребенка микробиом формируется почти полностью и уже напоминает микробиом взрослого человека, хотя важнейшие возрастные изменения (половое созревание, начало менструации, беременность и менопауза) всегда вызывают серьезные подвижки в его составе. Ряд физиологических процессов, связанных с половым созреванием, является результатом изменений бактериального фона организма в зависимости от того, какие виды микроорганизмов доминируют.
Представьте, что ваше тело – это завод. Легкие, печень, почки – это станки, которые обеспечивают работу всего производства: извлечение кислорода, фильтрацию крови, удаление токсинов, синтез гормонов и все остальное, что делает нас живыми существами. Некоторые процессы на этой фабрике реализуются на автомате, но в большинстве своем эти «сборочные конвейеры» требуют постоянного контроля, наблюдения, обслуживания и настройки. Наш организм является вместилищем для всех этих станков и механизмов, но кто работает на них? Как происходят сложнейшие процессы, например пищеварение? Кто помогает расщеплять пищу и кто определяет, что подлежит поглощению, а от чего необходимо избавиться? Каким образом организм распознает грозную инфекцию и отличает ее от колонии безобидных бактерий? Кто посылает сигнал иммунной системе мобилизовать войска и дать отпор врагу или проигнорировать безвредного нарушителя?
Это все делают наши микробы! Организм человека – это дом для многочисленной армии микроскопических рабочих, которые сами подрядились помогать нашему телу выполнять его функции. Они производят нужные организму вещества, которые по тем или иным причинам он сам производить не может. В войне с нашими врагами они занимают нашу сторону. Они активируют те из наших генов, которые нам нужны, и деактивируют те, в которых мы не заинтересованы. Взамен мы предоставляем всему этому войску стол и кров.

Совместная с бактериями жизнь оказывает огромное влияние на состояние нашего здоровья. Часть ферментов и витаминов, необходимых для нормального пищеварения и жизнедеятельности человека вообще, выделяют именно живущие в кишечнике микроорганизмы.
В первую очередь, нужно внимательнее присмотреться к микроорганизмам, которые живут в наших телах ( во рту, кишечнике, носовых пазухах, ушном канале, на коже, во влагалище у женщин), к огромным собраниям сотрудничающих и конкурирующих между собой микробов, известным как микробиомы. В экологии биомом называется совокупность растений и животных в отдельном районе, например в джунглях, лесу или на коралловом рифе. Огромное число разнообразнейших организмов, больших и малых, взаимодействуют, образуя сложнейшие сети поддержки. Когда главный вид биома пропадает или вымирает, экология страдает.

Сердце, мозг, легкие, почки и печень – сложные структуры, выполняющие необходимые функции для поддержания жизни. Днем и ночью они перекачивают жидкости, переносят отходы, принимают воздух и питание, передают сигналы, которые позволяют нам чувствовать мир и передвигаться по нему. Когда, в результате болезни или травмы, отказывает любой из этих органов, мы умираем. Все просто.
Самое интересное то, что микробиом ( самый огромный орган человека!) кажется совершенно чужим. Он состоит не из человеческих клеток и сделан не по чертежам человеческих генов. Это триллионы маленьких живых существ, микробов и их родственников. Вы, может быть, решите, что называть подобное собрание жизненно важным органом уже чересчур, но именно это и представляет собой микробиом с функциональной точки зрения. В отличие от мозга и сердца, его развитие начинается не в утробе, а с момента рождения.

Как уже упоминалось, наше тело – это экосистема, такая же, как коралловый риф или тропические джунгли: сложная организация, состоящая из взаимодействующих живых организмов. И для любой из них критически важно разнообразие. В джунглях, например, это все виды деревьев, лиан, кустов, цветковых растений, папоротников, водорослей, птиц, пресмыкающихся, земноводных, млекопитающих, насекомых, грибов и червей. Широкое разнообразие защищает обитателей экосистемы, потому что, благодаря их взаимодействию, возникают прочные сети захвата и круговорота ресурсов. Его потеря приводит к болезни или даже к коллапсу системы, если погибает «краеугольный камень» – вид, который оказывает непропорционально большое влияние на окружающую среду.
Например, когда семьдесят лет назад из Йеллоустонского парка выгнали волков, резко возвросла популяция лосей. Внезапно они смогли безопасно поедать (и в конце концов уничтожили полностью!) ивы, растущие на берегах речек. В результате чего, численность певчих птиц и бобров, которые строили из ее веток гнезда и плотины, резко сократилась. А возникшая эрозия рек заставила водоплавающих птиц покинуть регион. Из-за отсутствия убитой волками падали, на спад пошла популяция воронов, орлов, сорок и медведей. Увеличение численности лосей привело к уменьшению численности бизонов из-за конкуренции за пищу. В парк вернулись койоты и поели мышей, которыми раньше питались многие птицы и барсуки. Сложная сеть взаимодействий разрушилась, когда из нее вынули “краеугольный камень”. Эта концепция применима и к «большому» миру и к нашему микробиому, где история исчезновения желудочной бактерии Helicobacter pylori, колонизировавшей людей еще в доисторические времена, должна послужить серьезным предостережением.
Наше тело состоит примерно из 30 триллионов человеческих клеток, но при этом в нем живут еще 100 триллионов клеток бактерий и грибков.
Ваша кожа – огромная экосистема, размером чуть больше половины стандартного листа фанеры. Площадь ее плоскостей, складок, морщин и щелей составляет немногим меньше двух квадратных метров. Большинство этих пространств очень маленькие, даже микроскопические. Гладкая кожа, если присмотреться внимательнее, больше напоминает поверхность Луны с ее кратерами, холмами и долинами. Какие и где микробы живут, зависит от многих условий: маслянистая ли поверхность, как на лице; влажная ли, как в подмышке; сухая ли , как на предплечье. У потовых желез и волосяных фолликул тоже есть свои микробы. Одни едят мертвую кожу, другие производят увлажнители из масел, выделяемых ею, третьи мешают вредным бактериям и грибкам вторгнуться в ваше тело.
Если говорить о носе, то исследователи недавно обнаружили, что многие патогены (болезнетворные микробы) совершенно мирно живут в носовой полости здоровых людей. Один из них, Staphylococcus aureus, обладает особенно плохой репутацией. Он вызывает фурункулы, синуситы, отравления и даже заражения крови. Но при этом может вполне безопасно существовать, ничего не делая. В каждый момент времени треть, а то и больше людей переносят в носу золотистый стафилококк.
На уровне микроорганизмов мы отличаемся друг от друга куда сильнее, чем на генетическом. Наш набор микробов – только наш, персональный. Тем не менее, существуют и общие принципы организации.
Самая богатая микроорганизмами зона находится во рту – на десневой борозде ( это место между зубами и деснами). Она просто кишит ими. Вам когда-нибудь было интересно, почему с утра изо рта пахнет иначе, чем днем? Все потому, что во время сна вы в основном дышите носом. Воздухообмен во рту замедляется, и популяция анаэробных бактерий растет. Они вырабатывают химические вещества, в том числе летучие, которые и вызывают «утренний запах». Чистя зубы, вы удаляете частички пищи и уничтожаете целые популяции бактерий. Общее количество уменьшается, пропорции меняются. Этот цикл продолжается и в течение дня.
Микробы вызывают запахи не только во рту, но и везде, где они есть. В некоторых местах, например, в подмышках и паху, концентрация очень высока, причем в популяциях доминируют микробы, производящие особенно пахучие вещества. Хотя сейчас с этим борются целые отрасли промышленности, их наличие не случайно. Начиная с насекомых, микробные запахи показывают, кто мы такие: кто – друзья, кто – родные, кто – враги, кто – любимые, кто – потенциальные партнеры по спариванию, а еще говорят, какое время лучше всего подходит для этого. Матери знают, как пахнут их дети и наоборот. Запах очень важен, и по большей части создают его микробы.
Микробы в толстой кишке разлагают волокна и переваривают крахмал. В каком-то смысле все, что дошло до конца вашей тонкой кишки, будет исторгнуто из организма, потому что вы это переварить не смогли. Голодные бактерии много чего усваивают, переваривают и превращают в еду, чтобы прокормить себя. Но некоторые вещества, произведенные ими, в частности молекулы, которые называются короткоцепными жирными кислотами, все же идут в пищу нам. Они кормят хозяина своей «гостиницы».
Микробиом (микробиота,микрофлора) – это совокупность организмов, которые живут в наших телах: всевозможные бактерии, вирусы, грибки, простейшие и гельминты, а также их гены в любой форме.
Ваш уникальный бактериальный «портрет» развивается на протяжении всей жизни и говорит о вас практически все: каким было здоровье ваших родителей, как и где вы были рождены, чем питались (включая даже то, были ли вы грудничком или искусственником), где вы жили, чем занимались. А также рассказывает о ваших гигиенических предпочтениях и привычках, перенесенных инфекциях, о воздействии на вас химикатов, токсинов и лекарств, о вашем гормональном и даже эмоциональном фоне. В результате, бактериальный «портрет» разных людей может различаться настолько, что способен идентифицировать вашу личность даже точнее, чем ДНК.

Человеческий геном содержит более 22 000 генов. Но, по оценкам новейших научных исследований, микробы наделяют наш организм еще большей силой, равной 10 000 000 генов. Гены бактерий выполняют индивидуальную работу в нашем организме
Главная задача, осознать тот факт, что микроорганизмы появились на Земле раньше, чем человек. Значит, они имеют более сильный и выверенный генокод, чем сам человек. И подтверждение этого факта мы видим постоянно.
Наш мир устроен так, что без микроорганизмов нам не обойтись. .
Существует огромное разнообразие микробиомов, и у каждого человека он свой. Это несколько затрудняет понимание, какой должна быть (и как пахнуть) идеальная микрофлора. Но здоровье прежде всего зависит от равновесия – это когда численность отдельных видов бактерий не доминирует над другими и когда все критически важные микробы присутствуют в нашем организме в достаточном количестве.
На микрофлору желудочно-кишечного тракта влияют грудное вскармливание, возраст, пол, род занятий, то, где вы живете. Однако, основным фактором является пища, так как бактерии всегда там, где пища. Поэтому вместо того, чтобы задаваться вопросом, как питаться, чтобы сбросить вес, или снизить холестерин, или избежать диабета, стоит задуматься, какая пища позволит вырастить в своем кишечнике здоровые бактерии. Ведь, если кишечная микрофлора достигнет баланса и «хороших» видов бактерий в ней окажется достаточно, то и хвори станут напоминать о себе гораздо реже.
Люди в бедных странах лишены всех плюсов новейших технологий, им скорее угрожают природные катастрофы, нищета, безработица. Но с другой стороны, у них есть и преимущества, например, меньшая распространенность аутоиммунных заболеваний: например, в таких странах болезнь Крона встречается гораздо реже. Ничего удивительного в том, что по мере роста индустриализации и уровня санитарной культуры увеличивается и число заболеваний желудочно-кишечного тракта. Распространение болезней постиндустриального общества уже принимает характер эпидемии. Мы наблюдаем это и в Азии, и на Ближнем Востоке – в последнее десятилетие клиники, специализирующиеся на болезнях типа Крона, возникают даже в тех регионах, где раньше о таких болезнях даже не слышали.
Хлорирование питьевой воды, индустриализация сельского хозяйства, пестициды, улучшение санитарных условий, антибиотикивроде повышают уровень жизни, но одновременно с этим оказывают негативное воздействие на наше здоровье. Алкоголь, стресс, богатый жирами и сахарами рацион усугубляют проблему, подавляя «хорошую» микрофлору организма.
Антибиотики убивают бактерии, нарушая их защитные мембраны и проникая внутрь. Однако, частое применение этих лекарств может сделать бактерии менее чувствительными к их воздействи. Генетические мутации ведут к возникновению бактериальных штаммов с более устойчивыми мембранами, которые затрудняют проникновение антибиотиков. Другие бактерии начинают вырабатывать токсины, которые нейтрализуют антибиотики, третьи каким-то образом приобретают гены, нейтрализующие чувствительность к антибиотическим препаратам. Все это позволяет опасным микробам пережить даже самые сильные медикаментозные атаки.
Многие современные антибиотики действуют против широкого спектра микроорганизмов, что вполне соответствует популярному в медицинских кругах принципу: «сначала стреляй, потом задавай вопросы».
Большинство здоровых людей со сбалансированным микробиом раз в несколько лет способны выдерживать даже сильные атаки антибиотиков. Но постоянное и излишнее их употребление – это верный путь к долгой и неприятной истории с исправлением последствий. Все дело в том, что антибиотики чересчур мощны. А для тех из нас, кто постоянно потчует себя и свои кишечные бактерии технологически обработанными продуктами, преодоление побочных эффектов антибиотиков усложняется еще больше. Поэтому отказ от такой пищи является первым пунктом в стратегии по сохранению своего микробиома.
Большие дозы антибиотиков вызывают серьезный дисбаланс кишечной микрофлоры – это и есть дисбактериоз, изменение ее нормального состава, в результате чего уменьшается концентрация полезных бактерий и неконтролируемо возрастает популяция патогенных микробов, которые при нормальном состоянии имеются в незначительных количествах.

Десятилетиями практикующие врачи рассматривали аппендикс как ненужный рудиментарный орган, который не несет никакой полезной нагрузки в организме человека. Однако, появились доказательства, что аппендикс играет важную роль. Оказывается, его можно рассматривать как резервуар для тех кишечных бактерий, которые могут быть необходимыми для восстановления популяции микрофлоры желудочно-кишечного тракта!
Еще один важный момент – дефицит клетчатки в рационе может быть даже более губительным для микробиома, чем излишек жира, углеводов или крахмала. Большинство из нас ежедневно употребляют лишь половину из рекомендованных 25–35 граммов клетчатки, причем, как правило, в составе промышленно обработанных продуктов, так что их польза заметно снижается. Чечевица, бобы, овес, яблоки, орехи и льняное семя способствуют размножению лактобактерий в кишечнике. Недостаток клетчатки в ежедневном рационе негативно сказывается на количестве и разнообразии видов полезных микроорганизмов.
Пара бокалов хорошего красного вина, может, и полезна для сердца, но не для микробиома. Исследования показывают, что один бокал может угрожать дисбактериозом женщине, а для мужчин опасную дозу составляют два бокала. Концентрация лактобактерий снижается, а количество потенциальных патогенов растет, что приводит к увеличению выброса токсинов и других химических соединений, провоцирующих воспаления, болезни печени, повышающих проницаемость кишечных тканей. В основном разрастание популяции патогенов происходит в тонкой кишке, что влечет за собой недостаточную усвояемость питательных веществ, поскольку их поглощает непомерно разросшаяся нежелательная микрофлора. По некоторым данным, популяция бактерий в тонкой кишке алкоголиков может увеличиться в три раза.
Стресс – отрицательный фактор не только для нас самих, он влияет и на наш микробиом. Проведенные в Университете штата Огайо исследования показали, что стресс влияет на количество слизи, вырабатываемой в желудке, что приводит к изменениям в составе, разнообразии и общем количестве бактерий кишечника. Таким образом, стресс увеличивает восприимчивость к инфекциям. Поэтому, если мы переутомлены, если на нас наваливается усталость, мы с большей вероятностью подхватим какую-нибудь заразу.

Микробы – это целая система со своей внутренней программой, с разумом и ощущениями. Они живые. Они проверяют себя каждый раз, попадая в новое окружение. Они распознают связи с внешними факторами и умеют вырабатывать антитела вплоть до того, что начинают питаться антибиотиками, предназначавшимися для их уничтожения. Они изучают внутренние механизмы тела и находят всё новые способы проникать в него, несмотря на препятствия. Они улучшают, модернизируют, “исправляют” себя. Они развивают себя в новых условиях, вопреки всем препятствиям, которые стоят у них на пути.
Это доказывает, что микробы имеют более развитый геном, чем человек.
Проводить какие-либо мероприятия для удаления из организма микробов – это абсурд, который гарантированно обречён на фиаско. Такие действия скорей напоминают сюжет бессмертного произведения Корнея Чуковского “Федорино горе”… Организм не против чистоты и здоровья, он против дисгармонии. Чтобы этого избежать, необходим сильный иммунитет. А, как ему тренироваться в тепличных условиях?! Ему для оптимального тонуса необходимы объекты для борьбы. Чтобы он мог вовремя и качественно уничтожать те структуры, которые потенциально опасны. Традиционная медицина начинает признавать важность микробиома и той роли, которую он играет в поддержании здоровья человека. Однако, не все врачи, как и их пациенты одинаково осведомлены об этом. Еще очень многие свято верят, что антибиотики – это отличные лекарства без серьезных побочных действий, которые стоит применять даже в случае легких недомоганий.
Современный человек более 90 % всего времени проводит в помещении, причем с закрытыми окнами , что ограничивает его контакт с природой и оставляет лишь небольшую возможность для восстановления связи с ней. Исследования показывают, что по мере увеличения количества стекла и бетона разнообразие микрофлоры на коже человека снижается, а риск развития аллергий и астмы увеличивается.
Сильные моющие средства и бытовая химия подчистую дезинфицируют все вокруг, а почти стерильная среда обитания угрожает тем немногим видам бактерий, которые еще уцелели. Расписанная по часам жизнь не оставляет шанса вырваться на природу и подышать свежим воздухом. Мы живем маленькими семьями в отличие от наших недавних предков, семьи которых были большими, так что у нас нет возможности обмениваться микробами с двоюродными и троюродными братьями, сестрами, тетями и дядями.
Чтобы вдохнуть новую жизнь в угасающий микробиом и улучшить свое здоровье, мы должны вырваться из ловушки современного уклада, усугубляющего наши микробиотические проблемы, и вернуться к более «грязному», зато более здоровому образу жизни.
Желаем Вам «испачкаться» и вырастить в себе полезные микробы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *